«Русский пациент»
«Я»
«Человек отменяется»
«Кабала»

« к списку рецензий
«Русский пациент» рецензия
Евгения Брешко-Брешковская

Эти слова могли бы стать эпиграфом ко всему творчеству Александра Петровича Потёмкина. Но они принадлежат его новому роману «Русский пациент», который «взламывает генетические коды потребительства, нащупывает скрытые страсти, пробуждает в человеке беса алчности, зависти, ненависти…». Не успеешь оглянуться – «… и вот уже бесы становятся друзьями».

«Да, «всё в табе и всё сейчас», как говорил Сютаев, И всё вне времени,- продолжал Лев Толстой. «Всё вне времени» - это главная идея романа. Всегда, во все времена, человечество жаждало власти и денег! Для достижения этой цели всё сметалось на пути: любовь, дружба, преданность.

В романе «Русский пациент», как и в ранних своих романах, например, «Изгой», «Человек отменяется», «Кабала», «Я» и др. Автор рисует картины современного мира, современной жизни, от которых любой читатель приходит в состояние полной безнадежности. Но при этом очень интересна позиция самого Автора, который не читает морализаторских наставлений, не указывает пальцем на то, что хорошо, что плохо. Он, Автор, рисуя безрадостные, отчаянные картины современного бытия, поднимается высоко в поднебесье и окидывает взглядом всю Землю:

Свирепый век. Воскресшая Евразия.
Кто первый от души пустил ветра?
Качан миров от базы безобразия.
Вселенная – младенчески хитра.
(Григорий Вихров)

Александр Потёмкин применяет в создании своего нового романа тот же приём, который использовал в своём творчестве Л. Н. Толстой при написании им повести «Хаджи Мурат» и маленького рассказа «Сон молодого царя».

Роман Потёмкина «Русский пациент» и рассказ Толстого «Сон молодого царя» - два литературных произведения, хотя и написанные в разные времена, но, тем не менее, продолжающие одну и ту же тему: жизнь в России и жизнь России.

Автор, Александр Потёмкин, своим романом «Русский пациент отвечает на вопрос, поставленный Львом Толстым на рубеже столетий: как будет устроена жизнь в стране через 50 лет?

Продолжая традицию Льва Николаевича Толстого, Александр Петрович Потёмкин в своём романе «Русский пациент» рисует картину жизни многослойного современного общества, где кроме «нищеты, которой никак не дадут перейти в состояние бедности», есть ещё и «шикерия» « из верхнего элитарного этажа, жуирующая его благами, которая выработала рафинированный шик своих домов, кабинетов, коллекций, дорогих машин, одежд» (С. Семёнова). К «шикерии» относится и главный герой романа, властитель дум, кошельков и человеческих жизней Андрей Антонович Пузырьков. «После привычного церемониала Андрей Антонович небрежно, но как бы по-приятельски хлопнул по плечу двух-трёх сотрудников и направился в свой, по-королевски, обставленный кабинет. Впрочем, слово «кабинет» было бы не совсем точным. Вряд ли оно подходило к помещению в двести пятьдесят квадратных метров, с мебелью эпохи Реставрации, бронзовыми изваяниями времён Франциска Первого, чудесными консолями из материалов мраморного карьера Марми де Каррара, с копиями шедевров самого Микеланджело, украшающих залы Двенадцати коллегий во Флоренции».

Автор несколькими штрихами рисует портрет персонала, к которому

«хозяин был чрезвычайно требователен»: «Охранник и водитель, оба в белых сорочках, тёмно-красных галстуках и чёрных костюмах, под пиджаками которых сидели по две кобуры со стволами «Береты», стояли навытяжку перед чёрным «майбахом» с номерным знаком 009»;«Семеро прекрасно образованных женщин и двое мужчин с опытом работы в номенклатурных должностях в советских структурах – ждали в фойе, чтобы приветствовать своего кормильца: «Добрый день, дорогой, любимый шеф! Желаем вам, чтобы вы всегда были здоровы, богаты и всеми любимы! Мы будем служить вашему делу верой и правдой! За процветание Пузырькова! Ура-а-а-а!»

Какому же делу своего хозяина готов служить верой и правдой его персонал? Дел много, например, «прежде всего закупать людей…За полтора десятка лет рынок человеческого ресурса в основном сложился, стал высокорентабельным, приобрёл национальные особенности и традиции… на этом рынке можно было найти всё – от начальника управы, участкового или инспектора миграционной службы до мэров крупных городов, депутатов любого уровня и министров».

Или убрать бывшего школьного приятеля, с которым не удалось договориться, и присвоить его научное открытие, потому что государству не нужны разумные идеи. У него, у государства, на это нет денег и, главное, нет интереса. Поэтому такие учёные как Крапивин вынуждены побираться и довольствоваться копейками, зная, что их научные изыскания стоят дорого и могут принести стране большую пользу: «… я предлагаю идею,- говорит Крапивин,- реализация которой даст миллиарды долларов. А ты суешь мне «рено», и тринадцатую зарплату сулишь».

И Бориса Крапивина, бывшего друга и одноклассника, после этих слов ждала судьба, предначертанная хозяином жизни Андреем Антоновичем: «Так что покупаю тебя, Крапивин, за копейки беру. Платить много не хочу, невыгодно в кризис лишние затраты нести, вот исхитряюсь на русский манер. Аминь!»

Кому сегодня в нашей стране нужны Институты Высоких технологий, Центры физических исследований, академические институты? Никому! «Какие-то там супермозги физиков или ботаников нам не нужны! Что с них взять? На чём с ними заработаешь?» И, неожиданный, делает вывод наш герой: наука должна быть приземлённой, а искусство – массовым». Время мудрецов интеллектуалов прошло! В каждом деле - главное деньги! Чем больше денег, тем мир шире. Хаос и произвол царят в отечестве. И из этого хаоса такие, как Андрей Антонович Пузырьков, извлекают «возможность счастливого существования».

Но главное дело, которому служит и Андрей Антонович и его персонал – это «развитие в людях потребительского спроса». А для этого нужно, прежде всего, расстаться с мифами о ценности нравственности, добиться свободы. А «Свобода – это доступность чувственного. Силу денег способен ощутить каждый».

Нужно вылепить людей, легко сбивающихся в массу. «Нужно сконструировать обновлённого соотечественника – алчного, агрессивного… просто необходимо основательно оторвать человека от любой духовности…Ведь у духовности есть одна страшная опасность: она донимает человека вопросами, которые не имеют никакого смысла, на которые нет и не может быть ответа». Для таких, как Андрей Пузырьков, главное - разжечь азарт потребления.

«Из интеллектуальной грязи – в потребительские князи!» - вот девиз пузырьковых.

Азарт потребления охватывает разные стороны человеческой деятельности: можно купить кандидатскую степень, потом докторскую; можно купить должность губернатора и должность министра; за отдельную плату можно прослыть другом любой шоу-звезды и даже прослыть другом Президента. «Незримые нити коррупции связывали и связывают» чиновников и власть предержащих в России всегда. Именно, «чиновники – виновники развала». Они ничего не боятся, «когда есть деньги, а тем паче, когда их очень много, забавное прозвище, невзрачная фамилия, пошлая рожа и бесстыжие выходки не страшны. Всё равно будут обожать тебя во всех твоих проявлениях… Кому ты нужен – человек без денег…». Поэтому в жизни – главное быть богатым, чтобы не ушла любовница, не заели семейные, не плевали вслед бывшие сослуживцы…И «как только приближается богатство, так «готовность служить Отечеству исчезает бесследно».

Эта мысль находит своё подтверждение, когда Автор показывает «мозговой штурм» (форма пришла из далёкого комсомольского прошлого; широко применялась на различных сборах молодёжного актива). «Мозговой штурм» проводят единомышленницы Андрея Пузырькова Елена Мазурина и её ассистентка Алёна Русакова.

С этого момента в романе звучит мотив женской красоты. Но это не красота Аксиньи, Наташи, Мари …. Красота Елены Мазуриной – это товар. Товар дорогой и востребованный: стройные ноги, тонкая талия, хрупкие плечи, «задумчивый свет голубых глаз», «приглушённый голос» – всё на продажу! «Красота не спасает, а губит мир, искушая человека, лишая его способности к самоконтролю». Эти красавицы: Елена Мазурина, Алёна Русанова, и не помышляют о любви. «Имущественная перспектива – вот смысл любой сексуальной связи». И эта жажда наживы любым путём лишает их стыда, возмущения. Им не знакомы строгие нравы бабушек: «Чужой муж – не утешка, а потешка». Да они и не нуждаются в утешении, потому что эти женщины давно поняли: устои одряхлели, а нравы стали совершенно свободными. Лови удачу!

Погоня за ублажением собственного тела самыми дорогими духами и одеждами, ювелирными изделиями, комфортным отдыхом и участием в престижных вечеринках – всё это делается только для того, чтобы иметь неограниченную власть на влиятельных людей, которых ей укажет босс, чтобы побольше набить карман и подольше сохранить своё влияние на хозяина.

Елену Мазурину отличает холодный ум и расчётливость. Она умеет выстраивать отношения с людьми. Откуда же они берутся эти помощницы? Покупаются. А «плебс на деньги очень падок». «Поклонившись мамоне и лжебытию» и Леночка Мазурина, и Алёна Русакова, отказавшись от своей миссии продолжения рода человеческого, «одухотворения себя и мира» встали на путь, который ведёт их к погибели. Они обе – собственность господина Пузырькова, они «должны любить хозяина и своё рабочее место. И только!» В обществе, в котором нет идеализма, нет опоры на завтрашний день, умным и талантливым женщинам остаётся научиться защищать себя и свои интересы, даже, если собственные интересы идут в разрез с интересами общества, в разрез с их женской сущностью.

Что же это за общество образовалось сегодня в России в начале двадцать первого столетия? О новом безбожном и безнравственном мире говорят красивые и умные женщины! Не мужчины, призванные отвечать за Родину, за её благополучие, за всё, что в ней происходит и что с ней случается, а ЖЕНЩИНЫ! Это на их хрупкие плечи возложена сегодня ответственность за всё, что происходит в стране, потому что с мужчинами напряг!

И вот с этого момента Автор романа «Русский пациент» наносит читателю удар кинжалом не в сердце, чтобы тот сразу же умер, Александр Петрович бьёт в пах, чтобы мучения были долгими! Он убивает в читателе всякую надежду хотя бы на какое-то будущее. Нет у русских будущего! Нет будущего и у России, пока есть «политики и бизнесмены, полагающиеся на примитивность населения; пока массовая культура является главным врагом интеллекта; пока пользуется повышенным спросом низкий, грубый продукт, который способен закабалить людей примитивными образами; пока изгоняется любой призрак высокой мысли; « низкий интеллект и невежество послужит гарантией стратегии повсеместного снижения культурного и морального уровня соотечественников».

Так что же происходит сегодня в России? Какую судьбу стране из невидимых тонких нитей плетут парки Пузырькова? И мы в романе находим ответ на этот вопрос: « В России ведётся борьба не за великое прошлое, не за эффективное государственное устройство, не за модель европейской свободы. А за разрушение истории, за отрицание успешных моделей человеческого общежития, за ниспровержение культуры, за культивирование материального достатка, за прославление собственной персоны». Вот главная стратегическая цель «наших Боссов» - снижение культурного и морального уровня! А для этого все средства хороши: ввести ЕГЭ, против которого вступили в борьбу и родители, и учителя и все сознательные граждане страны. Мало Вам этого, дорогие «россияне»? Получайте новый стандарт образования, где уже нет и урока литературы! Благодаря этим нововведениям и книг ваших, Александр Петрович, не прочтут, потому что читать разучатся! Ну, собрались учителя русского языка и литературы на свой съезд, ну подняли бурю, заставили говорить об этом преступлении массы! А результат? «Собака лает – караван идёт!» А почему? Потому что отлучение народа, его будущего от высокой культуры приведёт (или уже привело) к тому, чтобы «раскрыть в каждом царство низменного, чтобы впаривать согражданам самое примитивное, бездуховное, безнравственное и вульгарное». Именно на этой почве вырастает «в безбожной цивилизации» человек потребления, ставший проводником нечистого духа, другом бесов. Их, « в одеждах от Луи Витона, обвешанных ювелирными изысками от Картье, подъезжающих к церквам на «мазератти», денно и нощно меняющих своих кавалеров, выставляющих жирные счета за ласки, за голоса, за собственную свободу, торгующих своей независимостью», нельзя призвать к молитве! И как итог: «Из порочных слагаемых нашей жизни мы не сможем составить целомудренное единство… Иерархия неравенства – самый стойкий человеческий стереотип, который тысячелетиями нельзя изменить, без него не обойтись!» К этому и стремятся сегодняшние «Боссы».

С высоты птичьего полёта Автор рисует портрет современного россиянина:«…у него невыразительная внешность и подпорченное содержание, что в пору стыдиться своего существования. Совершенно не радует приплюснутый нос, широченные скулы, рот до ушей, подагра, плоскостопие, глухота, немота, лысый череп, оттопыренные уши, косоглазие… основа нашего существования – дикая животная природа…. Нынешний люд всё же жалок!» - делает вывод Автор. ……

Роман приобретает резко обличительный тон, когда на его страницах появляются безотрадные картины русской провинции – городка Вельска, находящегося по своему географическому положению на Северо – Западе необъятной России.

Жизнь жителей захолустного города Вельска мрачна и беспросветна, для них всякая копейка – богатство. Да и государственные структуры мало изменились со времён Толстого. Всё так же процветают взяточники: «Устанавливай свою точку. Никто тебя не тронет. Если вокзальные шавки станут приставать с арендным договором, скажи им: Сан Саныч Шадрыгин в курсе. Дал, мол, разрешение». Главный полицейский этого городка торгует не только местами на привокзальной площади, «углами у батареи», но и человеческими жизнями, отдавая их на потребу сильным сильных мира сего. Но и этого мало им, хозяевам жизни. Они требуют помимо регулярной платы ещё и послушания, «притом беспрерывного и беспрекословного». Каждым словом, движением, поступком гражданин «должен убеждать, что власть над ним постоянно растёт!»

Этот забытый Богом уголок Российской земли заполнен бандитами, уголовниками, шулерами. Молодые женщины от безысходности вынуждены промышлять древнейшей профессией. «Жизнь в нашем городке мрачна, в ней стоны и слёзы,- так говорит о своём бытие молодая женщина, выпускница Северного университета, а теперь – жрица любви, «отважно отрешившаяся от убого быта».

В этом городе командует и царит один человек Юлий Михеевич Полянов – « тучный мужчина неопределённого возраста». Автор рисует малоприятный портрет этого царька: « Щёки у него свисали мешками, горло и шея походили на складки шарпея, а лобные дуги выпячивали густые смоляные брови». Жертвы человекопадения жаждут человекоядения:

«Они, подлюги, худшего хотели!
И мы достигли худшего на деле!»
(Григорий Вихров)

И чиновники достигают искусства изощрённого унижения своих сограждан!

Но как меняются их лица, их поведение, как только они попадают впросак: « Не брат ли он Андрея Антоновича? – ужаснулся про себя градоначальник. – Моего хозяина? Благодетеля Вельска и всего региона?» Чем заканчиваются такие истории царёк знает отлично и хорошо понимает опасность ситуации! И с этого момента для нашего героя Антона Антоновича всё меняется как в сказке.

Автор подчёркивает крепкую связку российских чиновников, их непотопляемость, их единение в главном: всё хорошее – для себя, для родных и близких, для высокого начальства: «Нужна вам земля под долгосрочную аренду или под мизерный выкуп в пойме рек, в лесных массивах, в зонах месторождений золота, нефти, газа, угля, да чего угодно, ведь край наш богатый, - всё тут же будет выполнено. Берите в управление любой комбинат, фабрики, банки, железные дороги, каскадные сети электропередач. Всё ваше!» Вот он, где Гоголь зарыт! Всё возможно для спасения своей шкуры! А остальным? Где же нравственные тормоза, способные перевести соблазн материальных благ серьёзного масштаба? И мы находим ответ: «ИХ НЕТ!»

Роман Александра Потёмкина «Русский пациент» имеет сложную структуру. В этом произведении Автор большое место отводит вводным главам, раскрывающим суть происходящего – наболевшие проблемы не только пациентов, но и общества, которые выплывают наружу и обозначаются, к сожалению, только через приём у врача частного кабинета психиатра Наума Львовича Райского. Где же ещё можно эти проблемы выказать?

И что же это за проблемы, которые с такой болью рисует Автор?

А проблемы всё те же, например, свобода слова. Ну, дали народу свободу слова. И ему больше не нужно устраивать посиделки на кухне, говорить в полголоса. Теперь – свобода! Выходи! Говори! И вот тут-то и появляется новая национальная традиция, которую отмечает Автор: разговаривай, возмущайся, протестуй, но без звуков! Этого и добивается нынешняя власть! Говорите! Кричите! Только кто вас услышит, сограждане?

Поднимается в романе и проблема «деления целого на части». Эти сепаратистские настроения бродят в обществе. Когда это всё началось? И Автор отмечает: « Возможно, с войны в Чечне». Ну, а главное, народ потерял память, но не потерял способности всё в России перевернуть с ног на голову. Да, конечно, обо всём этом можно говорить только в кабинете психиатра. Что ж, отличный ход!

Эти главы написаны Александром Потёмкиным в жёсткой, безкопромиссной манере и вызывают желание с ним спорить. Не всё то, что обозначено в этих главах, например, так ли уж плох русский человек?; надо ли стыдиться, что ты – русский, потому что Лесков отмечает: « Да неужто кто-нибудь может надеяться победить такой народ, из которого мог произойти такой подлец, как Чичиков… и мы, русские, нынче опошлили себя беспардонно!» Только ли мы, русские?

Эта позиция Автора, думается, не найдёт у читателей поддержки, но вызовет бурную дискуссию! И это хорошо! Ведь для того, чтобы установить диагноз, нужно насквозь просветить больного! Так вот эти главы романа и являются рентгеновскими лучами, хотя, на мой взгляд, эти заявления провокационны! И можно ли ожидать чёткого рентгеновского снимка? «Ведь страна осталась прежней, несправедливой, бессердечной, антинародной, без хозяйской руки и концептуальной методики развития… демократию свободы подменили демократией неравенства». Автор в романе подчёркивает, выпячивает, социальные характеристики общественного уклада жизни.

Кто же радеет за Россию? Психически неуравновешенные люди, что все пациенты этого кабинета поражают читателя своей душевной нечистотой. И Автор показывает истоки этой душевной нечистоты: всё дело – в бедности: «Бедные меньше всего думают о других! Собственная корысть мешает, зависть душит!» Автор показывает особенность этих больных: они - люди корыстные: борются за власть, за удобства, за выгоду. Чем же заканчивается их борьба? Как всегда: вызывом санитаров и заламыванием рук! А как вы хотели?

И только одного пациента выделяет автор - это моряк погибший на подводной лодке «Курск», он то и сохраняет достоинство. Он не говорит о трагедии, которая расколола общество на два лагеря: болеющих душой за погибающих, и тех, кто по-прежнему, в дни гибели Лодки, увеселял себя приятными мгновениями: пил, веселился, танцевал… И на вопрос: «Как же можно?», лихо отвечал, дожёвывая пирожок: «Нам что, вместе с ними, что ли умереть?» Подводник вспоминает свою любимую. И в этой памяти он думает не о себе, думает о её покое, о её, видимо, уже создавшейся семье, и только мечтает о встрече с ней там, в небесах!..

Заслуживает внимания и язык, которым эти главы написаны. В нём, в языке, много просторечных и вульгарных выражений. Но это язык сегодняшнего сознания.

Необходимо отметить, что вся структура произведения держится, по сути, на двух романах, рассказывающих о судьбах братьев-близнецов Антона Антоновича и Андрея Антоновича. Роман привлекает внимание ярким изображением двух противоположных миров, в которых живут два брата – близнеца. Впервые, в этом романе, Автор не даёт читателю представления о родословной наших героев. Об одном из них, Андрее Антоновиче известно больше – принадлежит к обитателям «шикерии», является хозяином жизни, «благодетелем». А вот второй брат – Антон Антонович имел финансовую независимость и «несхожую с другими, довольно странную, психику, способную вызвать у других людей предельный ужас или, наоборот, священный восторг».

В главах романа жизнь братье протекает изолированно друг от друга. Каждый живёт сам по себе. И только в минуту опасности для одного из них на помощь приходит брат, хозяин жизни, и « все своды сведены». Пусть у каждого из братьев разное миропонимание, «а потому и разные дороги», но в минуту опасности произойдёт мимолётная встреча, которая сведёт, а потом опять разведёт братьев-близнецов.

Что же это за дороги, которые не объединяют, а разъединяют их, братьев-близнецов? Автор показывает читателю миры, в которых живут братья, и предоставляет читателю самому разобраться в коллизиях, в которых братья оказались, не навязывая при этом своего, авторского мнения.

Итак, один мир, мир Андрея Антоновича Пузырькова, – это великолепная жизнь на пяти гектарах барвихинской земли за ажурными кованными воротами, с прекрасным домом, в интерьере которого «был какой-то мистический романс камня, металла, дерева и тканей»; жизнь, наполненная, прежде всего заботой о пополнении счетов, потому что, «когда у вас есть капитал, общество готово простить многое, даже то, что вы ещё не делали». И всего этого он достиг к тридцати годам!

Очень благополучный, решающий судьбы больших людей, например, губернаторов, и маленьких людишек. Андрей Антонович Пузырьков - фигура очень опасная. Даже его персонал в общении с ним чувствует себя некомфортно: « С ним всегда надо быть начеку. От Андрея Антоновича можно ждать чего угодно».

Говоря об этом главном герое, Автор показывает, из какого теста вылепился этот человек, как он стал держателем человеческих душ. Очень интересны в этом отношении его откровения с артисткой Варварой (Алисой), где он рассказывает незнакомому человеку о себе многое, ничего не стесняясь, ничего не утаивая: « Стремясь к своей цели, я забывал о такой ценности, как собственное достоинство. Становился безликим субъектом, человечком без знаний, без воли. Приходилось… прикидываться дурачком…. Я приучил себя наслаждаться оскорблениями ( мог стать, как брат юродивым!), сознавая, что через аппаратные тернии пробьюсь к звёздам,,,». И главный его призыв: «Никогда не доверяйте движениям души, а положитесь на разум». В его жизни нет места любви. Для него такого понятия и не существует. А что есть? «Честолюбие, властолюбие, любострастие, гордость, гнев, месть». Но при всех своих страстях, он оставался человеком одиноким.

Итак, имея деньги, достигнув многого, осталось главное: «Ныне фокус моего внимания переместился в Кремль. Кабинетов, куда предстоит попасть, стало гораздо меньше, но эффективность визитов возросла в десятки раз».

Так что же его волнует при таком раскладе? Что так беспокоит его душу? Что же происходит с ним, ведь, как любимая собака его преследует дежавю. И он, покупая совесть, время и душу своей жертвы, отвечает: « Цель моя при этом разобраться: характерно ли то, что я сам пережил, для всего рода человеческого…Или я оказался тем редким типом, который сдуру пошёл на поводу у российских чиновников, исполняя их извращённые требования и преследуя свою главнейшую цель – во всём угождать бюрократу, чтобы продвинуть бизнес и заработать огромные деньги. Тяжела дорога в российское предпринимательство. Там надо забыть о чистоте нравов».

Но разве эта дорога тяжела только в российском предпринимательстве? Всюду и везде начинающих совращают морально более опытные и состоятельные дельцы. Вот только, наверное, не все на это идут. И мы видим, что сломалась и наша героиня, не сумела отказаться от денег, таких желанных и заманчивых, которые ей дали и свободу, и независимость! Её моральная чистота осталась в прошлом, когда не было серьёзных искушений.

И опять Автор не читает мораль, не увещевает, что хорошо, что плохо. Он показывает человека изнутри, показывает, как человек ломается, как теряет свою совесть и свою нравственность, жертвуя своим здоровьем… Ради чего? И ответ есть: « Надо побольше заработать, чтобы убраться из России… Тернист путь к цели, мама!» К какой цели путь тернист?

На этот вопрос пусть ответит сам читатель. Ведь ему неоднократно приходилось слышать: «Нужно отсюда сваливать!» Этот взгляд постоянно навязывают ушлые ребята из СМИ! Вот они, эти желания, и прорастают в мыслях и сознании людей, живущих, как временщики, на скудных баулах.

Через восприятие людей Андреем Антоновичем Автор ещё раз нам говорит о том, что в погоне за деньгами – «человек слаб, низок, малодушен и продажен», и что «понять национальную ментальность можно, лишь разгадав и изучив не особенности души, а своеобразие русской воли и секрет долготерпения». В России люди всегда помнят, что есть «час жестокости и минута передышки».

Итак, один или не один такой льстивый, угодливый, готовый на всё ради денег, человек, как Андрей Антонович? И Автор нам говорит: « Не один! Их – армия!» И наш герой это понимает. И его это радует.

Разве об этом мечтал Толстой? Он неслучайно обозначает, что через 50 лет в России будут забыты слова «голод» «насилие», «угнетение»… Кто теперь будет восхищаться Россией? Да и какой Россией? В которой незримыми нитями коррупции связаны все чиновники, Россией, где все понятия о престиже и человеческой состоятельности сводятся к показным характеристикам и дешёвым ярлыкам, Россией, в которой отпрыск, воспитанный теперь уже во вкусе принципов шикерии, взглянув на огромную библиотеку, полученную в наследство от умерших родителей, захочет «выбросить эту чушь». Он уже понял, этот отпрыск, вкусивший прелести виповского ресторана, испытавший безразличие к чужому горю, получивший кайф развлечений и безбрежной сексуальной стихии, что для всей этой прелести, зазываемой с высот западного мира, ярыми противниками являются книги. Значит их – в топку! «Успешного россиянина не должны сдерживать нравственные или религиозные оковы». Только культ эго!

Именно на этот культ работают авторитетные достижения мировой моды, званные фуршеты… И за всем этим стоит он, Андрей Антонович Пузырьков. Одним словом – ШИКЕРИЯ.

Но на всякую шикерию найдётся жекерия!

Не дай, Бог!

Автор в своём романе показывает и другой мир – это мир старшего брата Андрея Антоновича, Антона Антоновича. Кто же такой Антон Антонович? Человек – совершенно не типичный для городской суеты. Ему, как и брату, тридцать лет от роду, невзрачный, с тощими угловатыми плечами, впалыми щеками и большими выразительными глазами. Он москвич. Его не поглощает, как других, забота о заработке, он « не гоняется за толикой секса, не спешит на тусовки», его не интересует «высший свет», поэтому он может себе позволить заинтересоваться жизнью муравьёв, у него появится желание их увидеть. Почему муравьи так заинтересовали нашего героя? Муравей – это его сущность, и эту сущность он ищет, как искали её братья Толстые, играя в детстве в «Муравейное братство»; как пишут о муравьиной сущности поэт Владимир Соколов и поэт Булат Окуджава:

И муравья тогда покой покинул.

Всё показалось будничным ему.

Так и наш герой «ежесекундно стремится к чувствам, которые враждебны человеческой природе». «Я, - говорит он,- всей душой стараюсь вызвать в себе радость жизни из ощущений… моя повседневная забота – жить среди не-сущего, а в атмосфере жестокости по отношению к самому себе…, то есть в самых унизительных формах».

Вот эти противоречия, которые живут в герое, и являются побудительными мотивами для «поиска муравья, желания увидеть муравья». А причиной выступает слишком обострённая ненависть к нему людей, от которой он страдает. Его страдания связаны ещё и с отсутствием цели в жизни: «Я не вижу причин, из которых я должен существовать или что моё присутствие на Земле служит какой-то конкретной цели».

Из этих его размышлений и возникает проверенный веками вариант ЮРОДСТВА, вариант ухода и исчезновения. Если обратить внимание на ранние романы Александра Потёмкина, то мы увидим, что все герои этих романов бегут, уходят, исчезают. Бегство – это путь решения всех проблем.

Мы не знаем подробностей жизни Антона Антоновича, как она складывалась, как копилось это желание уйти. Мы видим результат: уход из привычной обстановки. И как результат – опрощение, а опрощение - это путь к юродству.

Как отмечает Александр Панченко, один из ведущих специалистов по истории и русской литературе: « В житейском представлении юродство непременно связано с душевным или телесным убожеством. Юродивый с точки зрения пресловутого здравого смысла – обыкновенный дурачок. Но это заблуждение». Св. Дмитрий Ростовский в своих Четьих Минеях поясняет, что юродство – «самопроизвольное мученичество», маска, скрывающая добродетель.

Антон Антонович принял на себя юродство добровольное, «Христа ради». Он принимает форму «интеллектуального критицизма»: главное, что составляло для него высший смысл существования – это постижение мира – внутреннего и внешнего. И к этому постижению Антон Пузырьков идёт через собственное самоуничижение: «Такому жалкому существу, как я, невзрачному на вид, низкорослому и никчемному, намного легче прожить в глухомани…» Герой не обращает внимания на общественные приличия, принимая добровольное подвижничество – бездомность, например, снял угол в гараже; нищета, занятие деятельностью, которая вызывает недоумение у жителей городка Вельска – чистильщик обуви. И это в городе, в котором живут «нищие они не чистят обувь, она у них в таком разваленном состоянии, что чистить придётся не обувь, а остатки сапог или туфель…». Но Автор, понимая несуразность данной услуги в этом городке, всё же вручает ему в руки щётки и делает его ЧИСТИЛЬЩИКОМ. И это его, как истинного юродивого, нисколько не коробит: «Содержание жизни и миропонимание каждый выбирает сам…Ведь в бедности человек реализует себя больше, чем в достатке».

В своих действиях он, как юродивый – артист и режиссёр, провокатор. В этом его протест: «Надо провоцировать, раздражать, вызвать сумасшедшую жестокость…Пусть раскроется как сущий изверг». И ему это удаётся и с бандитами, и с извергами из Администрации города.

Но он, юродивый, не претендует ни на какие права. Даже, если бы у него и были такие претензии, то кто бы ему их дал, эти права? Да, люди ни на какие права и не претендуют. Они понимают, что смысл власть предержащих – это отобрать всё у нищеты, обобрать до нитки, оставив простому смертному только испытывать боль от максимального унижения. Вот этого и добиваются Власть и государство!

Наш же герой испытывает только восторг при собственном унижении и становится в позу отверженного: « Странный ты человек….даже возникло какое-то опасение: продолжать ли общаться с тобой?»

Отчуждая себя от общества, юродивый получает право обличать. И Антон Антонович обличает, но не государственный строй, а людей: бандитов, главного полицейского, главу города. «Суди о других, как о себе же, - пишет Толстой в дневнике 13 февраля 1907 года. – Ведь это – ты же. И потому будь в их дурных делах так же снисходителен, как ты бывал и бываешь к себе. И так же, как в своих грехах, надейся на их раскаяние и исправление». Но до раскаяния и исправления ещё очень далеко. Да и дойдём ли мы когда – нибудь до этого?

Юродивый, как ему и подобает, выступает в романе непримиримым борцом с безнравственностью. Он не признаёт никаких смягчающих обстоятельств, но при этом понимает, что победить безнравственность нельзя! И это приводит его к желанию принести себя в жертву, приняв на себя все боли мира! Эта мысль приходит ему в сознание, когда он становится свидетелем убийства самого мощного животного быка. Заглянув в глаза умирающему быку, Антон Антонович вселяется в его суть, и бык в последние секунды жизни ощущает приятие этого человека:

Душою тореро охвачено сердце быка».

(Григорий Вихров).

Бык убит. После его смерти – другого выхода у Антона Антоновича нет, как самому умереть. И герой принимает решение – четвертовать себя! И здесь возникает вопрос: в отсеке какого времени мы живём, если юродивый сам себя четвертует? Вот в чём ужас!

Это даже не времена Ивана Грозного…

А какие? Я думаю, прочитав роман Александра Потёмкина «Русский пациент», читатель найдёт ответ и на этот вопрос.

Август 2012.

Другие рецензии:
Валентин Недзвецкий (2)
О ТВОРЧЕСТВЕ АЛЕКСАНДРА ПОТЕМКИНА
Анатолий Салуцкий
ОТВЕТ НА ВЫЗОВ ВРЕМЕНИ
Алексей Татаринов
АД РУССКОГО САМООТРИЦАНИЯ
Ирина Багратион-Мухранели
Рецензия
Владимир Бондаренко
Западник с русской душой
Сергей Антоненко
ЧЕСТНЕЕ ЧУВСТВОВАТЬ АД…
Андрей Волынский
О «Русском пациенте»